Между 1895 и 1903 – 1980-е годы

Екатерина Всеволодовна Тетяева

Вторая жена профессорa Михаила Михайловича Тетяевa.

Дочь Всеволода Николаевича Бочкарева и Марии Омалиевны Келлер, француженка по происхождению.

Мать Татьяны.

Некоторые даты

1895 – 1903 гг. – рождение, вероятно, в Иркутске.

1903 – смерть матери.

1922 – брак с профессором Михаилом Михайловичем Тетяевым, геологом. Переезд в Ленинград.

1925 – рождение дочери Татьяны.

1949 – муж приговорен к каторжным работам «Красноярский труд».

1954 — Муж освобождён.

1956 – смерть мужа.

1980 – смерть Екатерины.

Еe жизнь

Она является младшей дочерью Всеволода Николаевича Бочкарева, иркутского купца 2-й гильдии конца 19-го и начала 20-го веков, и Марии Омалиевны Келлер, француженки из города Орлеана.

После смерти матери Екатерину воспитывала сестра матери Маргарита Омалиевна.

Екатерина умерла в 1980 году, вероятно, в Санкт-Петербурге.

Сведения о Екатерине и ее родителях исходят из показаний ее двоюродного брата, правнука сестры В.K. Гайдук.
Он также свидетельствует, что “Екатерина хорошо и безопасно жила с профессором M.M. Тетяевым“.

Источник
Свидетельство о её щедрости
В своих воспоминаниях Валентина Георгиевна Переломова, приговоренная к принудительному труду с Михаилом Михайловичем Тетяевым, говорит…

…мы поехали в Ленинград, чтобы встретиться с Михаилом Михайловичем Тетяевым. Тетяевы жили в старинном особняке, где до революции помещалось американское посольство. Их квартира состояла из спальни, большого кабинета и прихожей, разгороженной на собственно прихожую, столовую и кухню.

Приняли нас очень доброжелательно. Но Михаил Михайлович тоже не мог помочь Погоне: он сам ещё чувствовал себя неуверенно, его сын Александр ещё был на Колыме, и они хлопотали о его освобождении. Трудно.

Вечерами, собираясь за столом, вспоминали ОТБ-1. Жена Михаила Михайловича (не помню её имени) удивлялась всему. Я вспомнила про то, как они приносили из столовой «второе», — гарнир съедали, а котлеты приносили мне.

«Почти мясные» — сказал Михаил Михайлович и перешёл на французский. Погоня мне перевёл: «Не потому, что были сыты, а потому, что ты была голодная». Теперь это показалось смешным.

Ее отец

Всеволод Николаевич Бочкарев

Родился около 1852 года в Перми (?).
Купец 2-й гильдии конца 19 века и начала 20-го в Иркутске.
2-я гильдия означает неоптовый торговец.

У Бочкарева была очень интересная и необычная судьба. Он был куплен в возрасте 8 лет в одном из пермских общежитий.

Правнук В.Н. Бочкарёва Вадим Константинович Гайдук писал:

«Где-то в 1860 году на постоялый двор города Перми, на его окраине, заехал иркут­ский купец, возвращаясь с западной части России. Ну, а утром снова надо в дорогу, в Сибирь. Хозяйка купцу предлагает снедь, которую бы он пожелал, – так у них начался несложный разговор. А в это время 8-летний парнишка тащит ведерный самовар, пристраивает его к трубе и разжигает у печки.

«Ух, какой он у тебя шустрый, как он мне нравится». — «Да вот, это мой племянник, сестра его родила, а сама умерла». — «Ну, а отец его что?»«Одинокий мужик, зачем он ему, правда, очень редко заходит, посмотрит на своего сына и даже вида не подаст какой-нибудь малейшей любезностью, так и уйдет. Севка вот меня сейчас и связывает. Большак прошел по другой стороне города, ко мне редко кто заезжает, дохода постоялый двор не приносит, вот так вот мы вдвоем с Севкой и живем».

Тем часом у Севки закипел самовар, и с бурлящим кипятком Севка ставит его на стол, а купец все с большим вниманием смотрит на мальчика. Мальчик сделал свое дело и, не будь назойливым, вышел из гостиной постоялого двора.

«Слушай, хозяйка, — промолвил купец, прихлебнув горячего чая, — а ты продай мне его. Сколько тебе за него дать?»«Да дело не в деньгах, главное, чтобы ты его не обидел».«Все будет по-твоему». — «Тогда дай рубль и хватит». Купец дал три рубля, и сдачи не надо, мол.

Хозяйка отдала ему документ, типа свидетельства о рождении, в коем значилось «Бочкарёв Всеволод Николаевич».

Обрадованный Севка со своим быстро собранным мешком сел с купцом на повозку и приехал в Иркутск. Этот купец дал ему образование, и он оказался способным, хорошо учился в гимназии, закончил ее и стал управляющим делами этого купца, заменившего ему отца».

A позже известным иркутским купцом и домовладельцем.

Позже Всеволод Николаевич Бочкарев стал владельцем торгового дома «В.N. Бочкарева» на улице Пестеревской (на углу Большой) (ныне – улица Урицкого, 1; крыло здания, выходящее на улицу Карла Маркса). В 1893 году он открыл в Иркутске специализированный магазин «с большим выбором фотографических товаров».
Он также содержал гостиницу «Отель Централь».

Владелец усадьбы по ул. Почтамтской (ныне – ул. Степана Разина, 30а).

В 1895 служил по выборам кандидатом в члены от купеческого общества Городского податного присутствия, дважды (1902–1906 и 1906–1909) избирался гласным Иркутской городской думы. По данным А.В. Петрова и М.М. Плотниковой, “в 1902 г. – церковный староста (предположительно, Харлампиевской церкви. – Н.Г.). В 1906 – член участковой комиссии по выборам в Государственную думу. Член комиссии по ревизии банка Сиропитательного дома Е. Медведниковой. В 1909 член комиссии об изменении размера сборов на содержание коммерческого училища”.

В 1919 году В.Н. Бочкарев заболел брюшным тифом и умер. Был похоронен в ограде Харлампиевской церкви.

Сегодня особняк Бочкарева на улице Степана Разина, 30а, является историко-культурным памятником. Перед смертью, в самом начале 20-го века, он передал городу для благотворительных целей в пользу сирот.
В 2008 году здание частично отреставрировано и стало штаб-квартирой Региональной библиотеки для слабовидящих и Иркутского областного отделения Российского общества слабовидящих.

Её мать

Мария Омалиевна Келлер

Она француженка и родом из города Орлеан. Она приехала в Иркутск, чтобы «преподавать французский язык в Институте молодых благородных девушек».
Брак, вероятно, в 1883/84 году,

В семье родилось четверо детей:
• Маргарита (1890-1959),
• Мария (1893 — 25 мая 1945),
• Николай
• Екатерина (ум. 1980-е годы).

По воспоминаниям В.К. Гайдука, «…в 1903 году она делает очень необдуманный поступок: взяла и отравилась. Ее похоронили на Иерусалимском кладбище… Всеволод Николаевич над ее могилой поставил часовню, под иконой Богороди­цы вечно горела лампадка.»

Источник: воспоминания Гайдука

Его приемная мать

Маргарита Омалиевна Келлер

Сестра Марии, тоже француженка и родом из города Орлеана.

Сразу после такой трагедии в Иркутске, сестра ее матери, Маргарита Омалиевна, приехала из Орлеана чтобы растить детей. Она была вдовой без детей, и ничто не сдерживало ее. Она пришла, потому что очень любила их. Она не знала русского языка, и поэтому в доме доминировала ее французская культура.
Она была неравнодушна к Всеволоду Николаевичу Бочкареву, но никто не знает, какие отношения между ними существуют на самом деле.

по воспоминаниям В.А. Гайдука :
«… В 1925 году в Харбине у него (Бочкарёв Николай Всеволодович, единственный сын В.Н. Бочкарёва,), родилась дочка, и он вызвал Маргариту Келлер к себе в Харбин для воспитания и обучения французскому. …В 1926 году она уехала в Харбин (см. лексикон)».

Источник: воспоминания Гайдука

добавить информацию